Конаково и Конаковский район 1930 — 1940 г.г.

0
109
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Осенью 1930 г. районный центр из-за недостатка помещений был переведён в Корчеву, где сохранились здания прежних управленческих учреждений.

Большие изменения произошли и в жизни деревни. Ещё в 20-е гг. в Корчевской волости началось кооперативное строительство. В 1929 г. низовая сеть сельскохозяйственной кооперации (ТОЗы) была довольно значительной. С 1930 г. начался рост числа колхозов. Поскольку коллективизация сельского хозяйства проходила принудительно, это вызвало среди крестьян серьёзное недовольство. Положение стало очень тяжёлым. Большинство колхозов распалось, значительная часть скота была уничтожена, планы хлебозаготовок не выполнялись. Постепенно однако положение наладилось. В 1931 г. сев и уборка прошли успешно, снова были созданы колхозы, на полях появились машины. В 1930 г. в Дмитровой горе открылась Конаковская машино-тракторная станция (МТС) с постоянно действующими курсами трактористов.

В 1933 г. коллективизация в районе была в основном завершена. Как и повсеместно, она сопровождалась раскулачиванием. В последние годы большинство раскулаченных реабилитировано, их дети признаны «пострадавшими от раскулачивания».

На 1 января 1934 г. числилось всего шесть тысяч крестьянских хозяйств; в том числе единоличных – 629, и 143 колхоза. Произошли некоторые сдвиги в сельскохозяйственном производстве. Сельское хозяйство специализировалось как картофельное, молочное и зерново-животноводческое. Вводились многопольные севообороты. Для расширения посевов в 1931-1934 гг. освоили более 7 тысяч гектар целинных земель. За 1930-1934 гг. валовой урожай зерновых вырос более чем на 32%. Были открыты курсы, на которых обучали председателей колхозов, бригадиров, заведующих фермами, животноводов, счетоводов.

В 1936 г. Конаковская машино-тракторная станция получила три новых гусеничных трактора ЧТЗ. До этого имелись только колёсные. В конце 30-х гг. тракторный парк состоял из 70 тракторов и трёх комбайнов. Важное значение как тягловая сила имели лошади, которых насчитывалось 7,7 тысяч голов.

Аналогичные процессы происходили в Завидовском районе.

Большие изменения в жизни обоих районов связаны со строительством канала имени Москвы и Иваньковского водохранилища. Об этом канале мечтал ещё Пётр I. В 1722 г. он поручил инженеру В. Генину выяснить, «в каком месте устроить водную коммуникацию». Была организована экспедиция, разработан проект, но из-за смерти императора он осуществлён не был. Лишь в 1825 г. начали строить канал между реками Сестрой и Истрой. 17 лет десятки тысяч людей рыли его русло, но началось строительство Николаевской железной дороги, и канал забросили.

Однако Москве нужна была вода, и в 1932 г. вновь начали строить канал, а в 1934 г. – водохранилище. Теперь строительные работы велись руками заключённых. Зона затопления освобождалась от застроек. Здания перевозились в разобранном виде или целыми, в этом случае они поднимались домкратами и ставились на специальные сани, передвигаемые тракторами. Жителям предоставлялись средства на переселение и право выбирать место жительства. Из Санникова люди были переселены в Дмитрову Гору, и она стала самым крупным селением после районного центра.

Всего было эвакуировано 110 деревень и город Корчева, исчезнувший отныне с географической карты. Взорвали Воскресенский собор и два других храма, а затем остальные каменные здания. От всего города остался лишь один домик. Некоторые деревни сохранились в названиях островов: Низовка, Грабиловка. В зону затопления попало много лесов, лугов, сельскохозяйственных угодий. Поверхность торфяных болот закреплялась сваями, чтобы торф не отрывался от грунта.

У села Иваньково строился мощный гидроузел. 23 марта 1937 г. первый раз были опущены щиты иваньковской плотины, остановившие течение Волги. Затем щиты подняли, и утром 27 марта волжская вода пошла по каналу. Через три недели котлован водохранилища был заполнен. 17 апреля по нему прошёл первый пароход, а со 2 июля началось регулярное движение пароходов и теплоходов. Официально водохранилище называлось Иваньковским, в печати того времени его часто называли также Московским морем, это название помещалось даже на школьных глобусах.

Всего было затоплено 25460 гектар земли. Территория Корчевы была покрыта водой лишь частично: высшая отметка оказалась рассчитанной ошибочно. Население переехало частично в Конаково, частично в Кимры. Посёлок стал намного многолюднее. Образовались улицы Пролетарская, Коммунистическая, Комсомольская, которые соединили три прежние: Старую Слободу, Лиговку и Набережную – с окрестными деревнями Александровкой, Клоповым, Полтевым, Андронихой – в одно целое.

Сложилась традиция: бывшие жители Корчевы в один из летних дней выезжают на то место, где стоял город. Семьдесят процентов его территории осталось незатопленной и там чётко прослеживаются бывшие улицы в виде липовых и кленовых аллей.

В 1937 г. постановлением президиума ВЦИК от 2 марта районный центр был перенесён в Конаково, которое получило статус города. В границах района произошли некоторые изменения. Постановлением президиума ВЦИК от 5 июля 1937 г. из Тургиновского в Завидовский район вошли селения Дмитрово и Меленки, а Загорье и Осиновка перешли из Завидовского в Конаковский. 15 октября того же года был образован Оршинский район, в него из Завидовского вошли сельсоветы Нестеровский, Видогощинский, Едимоновский, Лисицкий, а от Конаковского – сельсоветы, расположенные к северу от водохранилища.

В обоих районах сельское хозяйство имело подчинённое значение. Главным промышленным предприятием оставалась фарфоро-фаянсовая фабрика, носившая с 1936 г. название «Конаковский фаянсовый завод». С дореволюционных времён в нём значительно изменились условия труда, повысилась его производительность. Завод выпускал фаянсовую посуду для самого широкого потребителя: так в 1937 г. было изготовлено 36,7 млн. штук, в том числе 20,6 млн. тарелок, 9,3 млн. блюдец, 500 тыс. кружек. На заводе было занято 2652 рабочих. Проводилась реконструкция, перестраивались некоторые цеха, в 1937-1938 гг. завод перешёл на торф; работала электростанция мощностью 358 киловатт. При заводе было создана художественная лаборатория, которой руководил И.Т. Фрих-Хар.

Рабочий класс того времени, несмотря на все переносимые им трудности и невзгоды, был полон энтузиазма и социального оптимизма. Это дало возможность развернуть массовое движение за повышение производительности труда, названное стахановским. Оно, естественно, охватило и фаянсовый завод. Инициаторами движения здесь были И.Г. Скупов, Б.В. Вершилов, А.А. Гончугова. 26 октября 1935 г. многотиражная газега «Фаянсовка» вышла с напечатанной крупным шрифтом статьёй «Рекорд Гончуговой», где рассказывалось об отводчице аэрографа, которая дала норму выработки в 214% при хорошем качестве. Первыми стахановками в районе были комсомолки Липатова, Коновалова, Кузнецова, Копейкина, Табачникова, Сорокина. В 1939 г. только на фаянсовом заводе насчитывалось 1646 стахановцев и 423 ударника.

В 30-х гг. завод добился значительных результатов. В 1939 г. на Всемирной выставке в Париже он удостоился диплома «Гран-При». К 1941 г. завод довёл выпуск продукции до 41 млн. изделий в год. Это было достигнуто на тех производственных площадях и агрегатах, которые остались от дореволюционного времени.

Часть производимой продукции вывозилась в страны Ближнего и Среднего Востока: Иран, Турцию, Афганистан.

В Завидовском районе также преобладала промышленность. Одним из индустриальных центров было Редкино. Редкинский завод превратился в Торфхимкомбинат, состоявший из коксозавода и торфообработок, эксплуатирующих торфяное болото Галицкий Мох. При заводе существовало фабрично-заводское училище (ФЗУ), реорганизованное в 1940 г. в ремесленное.

Из зоны затопления в Редкино переселялись жители ликвидируемых деревень. В посёлке появилось десять новых улиц. Население почти удвоилось и достигло 4000 человек. В Редкине шло жилищное строительство, построены школа, заводской клуб, детские учреждения. Кроме коксозавода, в посёлке работала деревообделочная мастерская, изготовлявшая лыжи и другой спортивный инвентарь, а с 1936 г. – мебель.

В 1930 г. началась добыча торфа в Озерках, возникло Озерецкое торфопредприятие, на его базе работала фабрика «Изоплит», выпускавшая изоляционные плиты для холодильников, изометрических вагонов, трубопроводов. Для изготовления плит использовался торфяной мох(сфагнум).

Завидовская фабрика «Техноткань» являлась поставщиком технических тканей для нужд тяжёлой промышленности. В селе Завидове находилась крупная галантерейная фабрика «Бассон», в деревне Шорново – галантерейная артель под тем же названием. В Козлове на базе бывшей фабрики Фландена в 30-х гг. было налажено производство искусственного меха.

Широкое распространение получило кустарное производство обуви. Кустари объединялись в пять больших артелей (Дмитрова Гора, Селихово, Домкино, Уварово, Ручьи). В 1938 г. в этих артелях состояло 800 человек.

Крупнейшим населённым пунктом края оставался город Конаково, население которого в 1935 г. достигло 7 тыс. человек. В 1937 г. открылась железнодорожная ветка, связывавшая его с Октябрьской железной дорогой. Конаково превратилось в крупный промышленно-транспортный центр.

По-прежнему много внимания уделялось культурно-просветительной работе. В быт людей вошло радио. К 1937 г. в Конакове закончилось строительство стадиона, открыто новое здание дома культуры. В день открытия была поставлена пьеса М. Горького «Егор Булычёв и другие», прошедшая с большим успехом. Увлечение самодеятельным театром носило массовый характер. Много людей участвовало в работе различных кружков. При ДК был замечательный хор под руководством С.П. Воронова.

В первой половине 30-х гг. режиссёром Н. Экком в Конакове снимался фильм «Соловей-Соловушко» или «Груня Корнакова». Это был первый советский цветной художественный фильм. Прототипами его персонажей послужили реальные люди: Порфирий Конаков, его сестра Клавдия и их родители.

В середине 30-х гг. в обоих районах насчитывалось 14 дошкольных учреждений, 85 школ, в том числе три средние, 56 культурно-просветительных учреждений, 5 стационарных и 18 передвижных киноустановок. Большую роль в общественной и культурной жизни играл комсомол. Он не охватывал поголовно всю молодёжь, как это было впоследствии, но наиболее активную её часть. В Конакове насчитывалось всего 30-40 комсомольцев, но они сделали очень много. Комсомольцы фаянсового завода своими руками построили рабочий клуб, стадион, спортивную площадку, парашютную вышку. Всё это делалось безвозмездно, что важно подчеркнуть в наш торгашеский век. Большую работу вёл ОСОАВИАХИМ(предшественник ДОСААФ), он готовил парашютистов, сандружинниц, обучал допризывников.

Большая работа велась с детьми через пионерскую организацию.

Несомненны успехи здравоохранения. До революции при фаянсовой фабрике функционировала больница на 15-20 коек, с одним врачом, двумя фельдшерами и аптекарем. В 1937 г. конаковская больница имела 75 коек, трёх врачей, женскую и детскую консультации. Имелись также больницы в Завидове, Дмитровой Горе, фельдшерские пункты на селе. Смертность от туберкулёза и силикоза при советской власти сократилась во много раз.

В 1937 г. в бывшем имении Гагарина был открыт дом отдыха Карачарово. В Городне с начала 30-х гг. работала грязелечебница, пользовавшаяся большой популярностью. Лечебная грязь привозилась из посёлка ТОС.

В 30-х гг. жизнь края, как и всей страны, была омрачена сталинскими репрессиями. Только в 1989-1993 гг. по Конаковскому району (в современных границах) было реабилитировано около 500 человек. «Тверской мартиролог», опубликованный в «Тверской жизни» в 1996-1997 гг., насчитывает 40 расстреляных конаковцев и завидовцев. В основном это пожилые люди – рабочие (20 чел.), крестьяне, церковнослужители.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.