Город Конаково. Краткие сведения о прошлом.

0
958
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Время возникновения г. Конаково неизвестно. В местных краеведческих материалах, основанных на «Экономических примечаниях к планам Генерального межевания Тверской губернии» 1806 г., отмечается, что предшественником его являлась деревня Кузнецово Корчевского уезда, принадлежавшая помещикам Воробьевым. В ней «проживало 7 мужчин и 9 женщин, под селением было 1 десятина 100 саженей земли, под пашней 16 дес. 1413 саж., под лесом 15 дес. 1225 саж., а всего деревня имела 33 дес. и 338 саж. земли». Эти же сведения приводятся и в статье Г. Маце- гориной «На месте сельца — город» (газ. «Заря», № 77, от 26/VI —1976 г.). Однако они ошибочны, так как относятся не к сельцу Кузнецово, составляющему основу г. Конаково, а к деревне, принадлежавшей кашинским помещикам Воробьевым. Это заблуждение было доказано конаковским краеведом Г. Лубовым. Он отмечает, что в это время (1806 г.) в Корчевском уезде имелось три поселения под именем Кузнецово, но только одно из них располагалось в Селиховской волости, т. е. там, где возник г. Конаково. Причем, это была не деревня, а сельцо, а это значит, что в нем, помимо дворов крестьян, находилась и усадьба помещика-владельца земли. Таковыми же являлись Рудаковы. 

В подтверждение Г. Лубов приводит документ — «Геометрический специальный план Тверской губернии Корчевского уезда сельцам LUarapoey и Кузнецову…». (ГАКО, ф. 312, оп. 3, д. 16089, л. 62), представляющий собой план земельного участка с прилегающими к нему угодьями, который в 1826 г. приобрел А. Я. Ауэрбах для строительства перевозимых им из дер. Домкино построек своего фаянсового завода.

Правота Г. Лубова подтверждается и наличием такого документа, с которым мы тщательно ознакомились, как «Геометрический специальный план Тверской Губернии Корчевского уезда сельцам: Шагарову и Кузнецову с деревнями Александровою и Билавиною…, прежде бывшего владения от Армии капитанов Дмитрия и Михайлы Матвеевых детей Дудаковых, что ныне малолетних господ Рудаковых и провизора Андрея Яковлева сына Ауэрбаха… учиненного в 1770-м году землемером капитаном Хлоповым… в согласность раздела учиненного в 1799 году между означенными двумя братьями Рудаковыми, снятый Новоторжским уездным землемером Камивневым 1828-го года июля… дня. Из этого плана видно, что уже с 70-х годов XVIII в. владельцами этих земель были «малолетние братья» Рудаковы, а не некие Воробьевы. Следовательно, вполне правомерным является внесение и соответствующих корректив в дату возникновения г. Конаково, перенеся ее к годам более ранним, чем 70-е годы XVIII в.

По вышеотмеченным материалам видно, что в пределах современной территории г. Конаково находились сельцо Шагарово, сельцо Кузнецово и деревня Александровка (на планах «Александрова»).

Сельцо Шагарово являлось резиденцией одного из братьев Рудаковых — Дмитрия, капитана. Оно располагалось на высоком правом берегу р. Донховки (на плане — «Дохновка»), вблизи от ее впадения в Волгу, по дороге, соединяющей село Никольское с уездными центром Корчевой (ныне на этом месте жилые дома по ул. Гагарина №№ 1, 2, 5, 15, 16). Остатки с. Шагарово просуществовали до 30-х годов XX в. и были известны под именем «дача архитектора Колли», но затем здесь возникли дома Жилкоопа.

По описаниям 1806 г., в с. Шагарово проживало 29 человек (15 мужчин и 14 женщин). Хозяйский дом представлял собой деревянное строение со службами и садом с «плодоносящими яблоневыми и шпансковишенными деревьями» (испанская вишня — сорт, завезенный из Тульской губернии; плоды сладкие, крупные, темно-алого цвета).

Д. Рудакову также принадлежала и дер. Александровка, на том же правом берегу р. Донховки, в 850 м к юго-востоку от с. Шагарово. В 1806 г. здесь имелось 13 дворов и 80 человек населения (37 мужчин и 43 женщины). В настоящее время это ул. Александрова, наследовавшая имя своей деревни.

Сельцо Кузнецове принадлежало другому брату — коллежскому ассесору Михаилу Рудакову. Оно находилось в 800 м южнее деревни Александрова, на дороге от с. Никольское до с. Гора (ныне — Дмитрова Гора), у живописной излучины Донховки. В нем имелось 6 дворов и 37 человек (17 мужчин и 20 женщин). Хозяйское строение также было деревянным, со службами и садом, в котором росли груши, яблони, испанская вишня, сливы и персики.

Из этих трех поселений именно сельцо Кузнецово стало основой дальнейшего экономического развития будущего города Конаково, превратившись в один из очагов капиталистического развития Корчевского уезда и всего Тверского края. Появившаяся в нем в 1826 г. фаянсовая фабрика положила начало и истории города.

Все владения братьев Рудаковых занимали 777,35 десятины (849,2 га), в том числе под селениями — 7,4 дес. (8,1 га), пашней — 169,83 дес. (185,5 га), сенокосами — 32,55 дес. (35,5 га), лесом — 545,24 дес. (595,6 га), в том числе 92,83 дес. (101,4 га) строевого соснового леса (на планах он указан как «Сосновый лес», ныне это «Конаковский бор»). Неудобной земли (в нее входили дорога, пруды за плотинами, речки, половина Волги в границах владений) было 22,36 дес. (24,4 га).

Одному из Рудаковых, Михаилу, принадлежала также и дер. Билавино (так на «Плане…»), в которой в то время насчитывалось 12 дворов и 112 жителей (51 мужчина и 61 женщина). Дер. Белавино (нынешнее название) в черту г. Конаково не входила и не входит и в настоящее время, находится в составе Селиховского сельского округа, в непосредственной близости от города.

Помимо отмеченных выше населенных пунктов (Шагарово, Александрова и Кузнецово) в пределы современной территории г. Конаково в XVIII — XIX вв. входили: Скрылево — владение помещицы А. Дурасовой, Клоково — владение помещицы Н. Б. Яковлевой, и часть села Никольское (ныне ул. Зеленый Бор), владельцем которого являлось казенное ведомство.

По описаниям того времени «на речке Домховке (так в тексте,— прим. авторов) между сельцом Шагаровым и деревней Александровкой на правой стороне берега имеется принадлежащий господам Рудаковым деревянный винокуренный завод о четырех медных бражных кубах, браговаренном чане, двух водопарных железных (котлах) и десяти деревянных заторных чанах.

На заводе выкуривается в год вина 14355 ведер (176552 литра), из коего числа доставляется откупщику санкт-петербургскому купцу Первову в город Корчеву 10000 ведер (122990 л.), в Углич — 3500 ведер (43046,5 л), да на указную усушку и утечку 675 ведер (8301,8 л), да на господский домовой обиход 180 ведер» (2213,8 л; 1 ведро— 12,299 л). Далее отмечается, что «потребные материалы покупаются в городах Москве и Рыбинске. Работы проводятся 264 душами крестьян означенных господ Рудаковых. Близ сельца Шагарово на том же берегу имеется мучная мельница о трех поставках господ Рудаковых, отдаваемая на оброк разным людям каждогодно по 1000 рублей. Действует в весеннее и осеннее (время), а изредка — в летнее».

До создания в сельце Кузнецово фаянсового завода в этой местности была развита кустарная промышленность по переработке льносырья, возникшая в начале XVIII в., а также лесообработка и др. Основным же занятием, как и везде в Корчевском уезде, являлось сельское хозяйство.

Жители с. Кузнецово в начале XVIII в., как отмечается в «Экономических примечаниях к планам Генерального межевания Тверской губернии 1806 г.», состояли на издолье. Земля этой части Корчевского уезда «без довольного удобрения, к плодородию не весьма пригодна. Из посеянного на ней хлеба лучше родится рожь и овес. Лес растет дровяной — березовый, осиновый, ольховый. Женщины сверх полевой работы упражняются в домашних рукоделиях: прядут лен, шерсть, ткут холст, сукна для домашнего обихода».

Описываемая местность изобиловала лесами, в которых обитали птицы (рябчики, куропатки, зяблики, чижи, синицы, овсянки, дикие голуби), в Донховке (ширина ее тогда достигала 3-х саженей, или 6,5 м, глубина—1 аршина, или 70 см) водились щука, плотва, ерши, окуни, пескари, уклея, налимы, и рыбная ловля в ней была свободной.

Происхождение названия села Кузнецово неизвестно. По предположению конаковских краеведов, оно связано с появлением на его месте кузницы, в то время весьма важного хозяйственного элемента. Через существовавшие в прошлом в этих местах густые леса проходило несколько проселочных дорог, шедших к Петербургскому тракту — главной дороге России. Село находилось в 32 км от этого тракта. Передвигаясь по неухоженным дорогам на лошадях, люди сталкивались с необходимостью подковать своих лошадей или натянуть обод на колеса. Это привело к тому, что некий предприимчивый мужик основал на пересечении дорог кузницу. С течением времени вокруг нее стали возникать дома и поселение получило название «Кузнецово». Первоначально кузницу, поставленную у моста через речку, называли «У кузнецов», «Кузнецы», а впоследствии это поселение приняло обычное для подобных русских селений название — «Кузнецово».

Прошлая история г. Конаково — это фактически история развития фаянсовой фабрики, сооруженной в 1809 г. в дер. Домкино (Воронуха) и перенесенной в 1826 г. в сельцо Кузнецово. Если г. Корчева, уездный центр, какой-либо заметной роли в экономической жизни своего уезда и Тверской губернии не играла, то с. Кузнецово уже с первой половины XIX в. получило широкую известность благодаря разместившемуся в нем крупнейшему в России производству бытового и художественного фаянса. Поэтому судьба сельца и фабрики тесно переплелись. Фрагментарно история такова.

В августе 1809 г. аптекарь Фридрих-Христиан Бриннер, приехавший в Россию из Богемии (Германия), купил у тверского помещика бригадира Федора Леонтьевича Карабанова за 7 тыс. рублей в Корчевском уезде возле дер. Домкино (ныне — Старое Домкино, Дмитрово-Горский с/о, в 20 км от г. Конаково) 200 десятин леса. При этом он выговорил себе право построить на купленном участке «заведения, какого они роду ни были» (здесь и далее по книге Юрия Арбата «Конаковские умельцы», Калининское изд-во, 1957 г.). В договоре имелось также разрешение использовать «песок, глину, камень и все до минералов относящие-ся… на дачах моих по сю сторону Волги… безденежно». Таким, «какого они роду ни были», заведением было задуманное Бриннером строительство фарфорового завода, для чего он и приобрел лес и пригласил с Гарднеровского фарфорового завода мастера Рейнера, знатока керамики.

Бриннер сумел построить маленькое, кустарное предприятие, на котором пятнадцать мастеровых на обычных гончарных кругах вытачивали посуду и обжигали ее в земляных печах. Но сразу же и дела у него пошли плохо, в результате чего фабрика им за те же 7 тыс. рублей 9 июня 1810 г. была продана аптекарю и землевладельцу Андрею Яковлевичу Ауэрбаху и своему бывшему мастеру Ивану Рейнеру (последний числился компаньоном всего четыре месяца, после чего Ауэрбах стал ее единоличным владельцем).

Дела у Ауэрбаха пошли хорошо, из года в год фабрика увеличивала свое производство. Так, в 1811 г. на ней было выработано фаянса примерно на 3 тыс. рублей, в 1812 г.— на 16278 руб., в 1813 г.— почти на 23 тыс. рублей, в 1814 г.— на 32 тыс., в 1815 г.— более, чем на 81 тыс. В 1816 г. на фабрике было «два «настоящих мастера», 26 их учеников, 14 живописцев, а на разных работах занято 56 мужчин-«черноработцев» и 18 женщин… Всего, включая приказчиков, на фабрике работало 119 человек, из них 45 числилось «в мастерстве». В 1818 г. на фабрике было 4 горна, в трех домах находились машины и т. д., а всего построения состояли из 33 «огромных деревянных корпусов «для разных мастерских с машинами, инструментами и прочим».

Перемена места нахождения фабрики Ауэрбаха была связана с наличием в договоре с Карабановым пункта, по которому по истечению двадцатилетнего срока, когда весь лес будет вырублен, Бриннер обязан был возвратить ему землю, а «всю …движимую собственность вывесть куда… заблагорассудит». Срок аренды истекал в 1829 г., а новый землевладелец, сменивший Карабанова, помещик Головачев, категорически отказался возобновлять условие на сдачу в аренду земли и леса. Это и послужило причиной приобретения сельца Кузнецово и перевозке в него всего фабричного имущества и мастеровых-крепостных и вольнонаемных, трудившихся до того в дер. Домкино.

Именно с. Кузнецово было выбрано фактически случайно. Ауэрбах искал для фабрики подходящее место, которое находилось бы как можно ближе к Домкино. В «Московских ведомостях» ему встречается объявление о продаже сельца и, как записано в купчей, в «Лета тысяча восемьсот двадцать шестого января в четырнадцатый день, за 6 тысяч 500 рублей государственными ассигнациями» Ауэрбах приобретает земли в сельце Кузнецове, деревне Белавино и пустошах Волкино, Семкино, Щепино. С 1826 г. по 1828 г. он осуществляет перевод своей фабрики в с. Кузнецово, в котором и начинается их совместная история.

Уже во время перевода фабрики из Домкино в Кузнецово она была известна в России. На ней в первые десятилетия Ауэрбахом использовались государственные крестьяне Селиховской волости и помещичьи крестьяне, которых помещики посылали на заработки денежных оброков. Всего на фабрике в 1828 г. было свыше 120 наемных рабочих, что, по тому времени, означало принадлежность к крупным предприятиям.

В 1838 г. на фабрике насчитывалось 165 рабочих. Имелось две водяные мельницы и девять конных, которые мололи глину, песок и кварц, в точильной 40 станков вытачивали посуду, имелось два горна (для основного и повторного обжига). В 40-х годах на фабрике уже действовало 8 горнов и две муфельных печи для обжига расписной посуды, число станков в точильной выросло до 54, число рабочих увеличилось до 175 человек. В эти годы сыновья А. Я. Ауэрбаха усиленно скупают земельные участки, расположенные вокруг фабрики. Так, к прежним землям, приобретенным в 1826 г. возле с. Кузнецова у помещицы А. Н. Кйари и в 1828 г. у А. А. Бариновой и К. В. Демидовой, они прибавили новые: деревни Скрылево, Белавино, Спасское, Новенькая (Высоко- во), Юрятино, Орешково, пустоши Калистово и Конявкино и др.

Сама фабрика во времена принадлежности к Ауэрбахам находилась во владениях разных членов этого семейства. Так, вначале она принадлежала А. Я. Ауэрбаху, в мае 1815 г. ее 44 управление перешло к одному из его сыновей — Генриху Андреевичу. Его мать, Анна Борисовна, братья Андрей, Александр, Иван и сестра Зельта уступили Генриху «вечное и потомственное владение» право на фабрику вместе с землями возле с. Кузнецова. Затем, в 1849 г., фабрикой вновь владели три брата, в числе которых был и Генрих, но через 9 лет, в феврале 1858 г., ее владельцем снова становится Генрих. После реформы 1861 г. дела на фабрике ухудшились, финансовые затруднения из года в год усложнялись, что вынудило ее хозяев (к этому времени ими были два брата — Генрих и Герман) продать ее М. С. Кузнецову, владельцу многих фарфоровых и фаянсовых предприятий России.

Изготавливавшийся на фабрике Ауэрбаха фаянс с самого начала получает высокие оценки. На всех промышленных выставках, проводимых в Санкт-Петербурге и Москве с 1829 г., он получает высшие награды. Так, в 1835 г. за заслуги перед Россией Ауэрбах награждается орденом Станислава, в 1839 г.— орденом Анны,, ему было пожаловано дворянское звание.

На первой посуде, которая производилась на фабрике, вначале писалась только фамилия ее владельца Ауэрбаха — латинскими буквами, без указания местонахождения. Но боровшийся против слепого подражания загранице и не любивший, когда изготовленным на русских фабриках и заводах изделиям придавался иностранный вид, министр внутренних дел О. Козодавлев предложил тверскому губернатору, Ауэрбаху и другим фабрикантам «дабы они непременно полагали на своих изделиях клейма с означением российскими литерами имени фабриканта и места, в коем фабрика находится». С этого времени (примерно с 1816 г.) на изделиях домкинской фабрики ставилось клеймо: «Ауэрбах. Корчева». В 1833 г. Ауэрбах получает право в качестве товарного знака изображать на своих изделиях и вывесках Российский герб, что для предпринимателя означало не только высшую награду, но и являлось знаком качества.

Наличие в с. Кузнецово крупного по тем временам промышленного предприятия приводит к медленному, но неуклонному росту села. Постепенно вокруг фабричных построек поселяются стекающиеся в поисках работы со всех окрестных деревень крестьяне. Многие сотни крестьян в свободное от полевых работ время изготовляли для фабрики бочки, ведра, ящики, доски, рубили лес на дрова, выжигали уголь и возили его на фабрику, а также вывозили готовую продукцию в Москву, Тверь и Санкт-Петербург. Так, например, уже к 1859 г. в сельце Кузнецово имелось 18 дворов и усадьба владельца фабрики, в нем проживало 228 человек. Причем, основная часть рабочих из числа оброчных помещичьих и государственных крестьян еще проживала в окрестных поселениях : Александровне, Андронихе, Полтеве, Скрылеве (ныне — улицы Конаково), а также в Селихове, Сучках, Дубровках.

Приобретенное в 1870 г. Матвеем Сидоровичем Кузнецовым предприятие в официальных документах именуется «тверским». Его имя, случайно совпавшее с именем села, полученное от нового хозяина, прочно укореняется в истории района и города.

Обладая мощной материальной и финансовой базой, М. С. Кузнецов сразу же приступает к реконструкции и расширению предприятия. Уже к середине 70-х годов на фабрике сооружаются новые здания для котельной, слесарной, прессовой, устанавливаются три паровых котла, а с 1880 г. вводится печатание рисунков на посуду по более совершенному методу. Кроме фаянса фабрика приступает к выпуску и фарфора. Ассортимент ее становится огромным. Здесь выпускалась посуда, наладился выпуск такой новой продукции, как статуэтки. Так, выпускались статуэтки с интересными названиями: «Дракон-птица», «Пьяный с лакеем», «Паж с собакой», «Пьяные целуются», «Собирается купаться», «Двое подсматривают», «Надевает чулок», «Дева у бассейна», «Дева плачет», «Дева с письмом», «Дева на тигре» и др., а также разные «амуры», «сатиры», «фараонки», «психеи» и т. д. Одних только пепельниц насчитывалось в прейскуранте свыше трехсот названий (подковы, веер, руки, салфетки, рыбы, лапти, слоновые головы, листы с улитками и пр.). Выпускаются также и изделия на темы из народной жизни, например, статуэтки, изображающие бондарей, солдата, играющего на балалайке, крестьянок, полощущих белье.

М. С. Кузнецов применяет новые технологические процессы (в частности, «мокрый» способ приготовления массы), в производстве применяется английский каолин, норвежский и шведский полевой шпат (что являлось необычным явлением, поскольку до этих пор Россия лишь поставляла сырье в другие страны) и т. д. С 1879 г. по 1890 гг. объем производства на фабрике возрастает с 400 тыс. рублей до 500 тыс. рублей в год, а численность рабочих с 861 до 1220 человек. В с. Кузнецове к 1890 г. уже проживало 2503 человека.

Новые условия производства, выпуск обширного ассортимента фарфоровых майоликовых изделий повысили требования к уровню грамотности и квалификации рабочих фабрики. Малограмотные и неграмотные кадры уже не могли управлять сложными машинами и тепловыми агрегатами; из-за этого происходили значительные потери от многочисленных технологических нарушений. Поэтому уже в 1883 г. Кузнецов открывает при фабричном поселке школу — «начальное народное училище М. С. Кузнецова», которое состояло из восьми классных помещений (ныне — помещение школы № 4).

46 15 человек его состояли служащими фабрики. Обучение продолжалось 4 года и было бесплатным; число учащихся доходило до 190 человек. В основном ими были дети служащих и рабочих фабрики, а, при наличии в ней свободных мест, принимались и крестьянские дети окрестных деревень. В 1906 г. училище стало пятиклассным, к нему были сделаны пристройки и оно приняло сохранившийся до наших дней вид.

К 1892 г. на фабрике работало 1300 человек (1026 мужчин, 190 женщин и 84 детей). Рабочие жили в 13 фабричных флигелях и в 105 собственных домах. Помимо школы в с. Кузнецово имелись больница, в которой работали фельдшер и санитарка, почтовая контора со сберегательной кассой, молочная лавка и харчевня. На средства хозяина была построена старообрядческая церковь. При училище была открыта библиотека, в которой по вечерам велись занятия с подростками 14—15 лет, которые работали на фабрике. Занятия в училище велись по трем предметам: чтение, письмо, арифметика.

В 1896 г. в пределах с. Кузнецово имелось две слободы: «Старая» и «Новая», в которых проживало 2820 человек (1785 мужчин и 1035 женщин). Находились они в черте владений «Товарищества Кузнецова». Рост села происходил медленно, так как в рабочем фабричном поселке оседали в основном постоянные фабричные рабочие, сезонные же рабочие продолжали жить в окрестных деревнях, что, видимо, устраивало и владельца фабрики.

К началу XX в. рост производства на фабрике достигает 840 тыс. рублей, в 1902 г.— 1 млн. 238 тыс. рублей. В 1900 г. при ней создается первая в Кузнецово электростанция. В селе строятся многоквартирные дома для рабочих (т. н. «грунты»; некоторые из них сохранились до наших дней на ул. 1-я Набережная). Функционируют две церкви: деревянная (для православных) и каменная (для старообрядцев; Кузнецов М. С. был старообрядцем).

Хотя и медленно, в Кузнецово получает развитие и культурная жизнь. В 1908 г. при фабрике (называлась она «Тверская фабрика») создается «Кружок любителей драматического искусства», который положил начало действовавшему впоследствии долгие годы Народному театру. Руководил им главный бухгалтер фабрики Николай Иванович Тулупов. Представления кружком давались 1—2 раза в месяц. Перед спектаклем в антрактах и после окончания в фойе устраивались танцы под духовой оркестр, который для этого специально приглашали из Корчевы. В 1912 г. в Кузнецово открывается «Электротеатр Кинематограф». Это здание сохранилось до наших дней — клуб «ДОСААФ». Оно представляет интерес из-за новой своей технологической новинки: КЛГДка его стен выполнена из безобжигового кирпича, который и зготовлялся из остатков бетонной смеси, остававшихся при сооружении корпусов фабричных сооружений. Этот кирпич — как бы предшественник силикатного автоклавного кирпича. Строил это здание инженер Николай Александрович Погураев, руководивший строительством фабрики.

1913 г.— год наивысшего до 1917 г. уровня развития Кузнецовской фабрики. Здесь работало уже до 2 тыс. рабочих и служащих,

выпуск фарфоровой, фаянсовой посуды и майолики достиг 7 млн. изделий (1913 г.).

Как отмечал в 1912 г. Петр Кузьмич Ваулин, один из крупных специалистов-керамиков, «фирма эта вырабатывает очень хороший фабрикат, по качеству не уступающий немецкому и в художественной части … может удовлетворять самый изысканный вкус…» С 1872 г. и до февральской революции 1917 г. продукция Кузнецовской фабрики маркировалась Государственным гербом России.

К 1918 г. в сел. Кузнецово имелось три большие улицы: Старая Слобода, Новая Слобода и Александровка, а также несколько маленьких — Лиговка, Старая Базарная площадь, Барышников тупик. Река Донховка в то время была неширокой, на ней располагался остров Соловьиный и сад у бывших хозяйских домов, находившихся напротив фабрики. В селении имелось три лавки, две булочные, четыре сапожных, две швейных мастерских и фотография М. Шевякова. На фабрике работало 1,5 тыс. человек. Центром культурной и политической жизни села стал рабочий клуб, размещавшийся в кинематографе.

Декретом Совета народных комиссаров от 28 июня 1918 г. Кузнецовская фабрика перешла государству и получила наименование «Государственная фарфорово-фаянсовая фабрика». Первым ее директором стал Н. И. Тулупов. В том году на ней работало 1297 человек. Выпускалась хозяйственная посуда, кроме того — изоляторы, предметы ухода за ранеными. Уровень 1913 г. она достигает в 1928 г. 8 сентября 1923 г. ей присваивается имя М. И. Калинина («Тверская фабрика имени Калинина»).

В 1927 г. фарфорово-фаянсовая промышленность получает новую форму организации — отраслевые тресты — и входит в состав фарфорово-фаянсового треста. В 1928 г. она специализируется на выпуске фаянсовой посуды и майолики. Производство фарфоровой посуды и изоляторов прекращается. В 1929 г. вступает в строй мощная по тем временам силовая станция с локомобилем в 650 л. с.

В 1926 г. в сел. Кузнецово проживало 4 тыс. человек. В 1929 г. был объявлен конкурс на лучшее название поселка. Из многих предложений было выбрано предложение работницы фабрики Марии Викуловны Илютиной — переименовать село Кузнецово в рабочий поселок Конаково, в честь революционера

Порфирия Петровича Конакова. 26 февраля 1930 г. ЦИК СССР постановил: «Рабочий поселок Кузнецово и Кузнецовский район Кимрского округа Московской области переименовать: первый — в рабочий поселок Конаково, а второй — в район Конаковский». В 1937 г. поселок Постановлением ЦИК СССР от 2 марта 1937 г. был переименован в город, так как г. Корчева, центр Корчевского уезда, попадал в зону затопления Иваньковского вдхр. Переселение основной части жителей Корчевы в Конаково увеличило число жителей в нем с 4,5 тыс. до 10 тыс. человек.

После переезда Корчевы в Конаково последний еще продолжает развиваться как один из центров фаянсовой промышленности страны. В 1940 г. выпуск продукции фабрики достигает 40,9 млн. штук изделий. Во время Великой Отечественной войны фабрика переключается на выпуск предметов ухода за раненными, а в 1947—48 гг. на ней возобновляются прерванные работы по реконструкции. В 1958 г. на выставке в Брюсселе фабрика получает Серебряную медаль. В начале 60-х годов начинается новая реконструкция, направленная на доведение ее мощности до 95 млн. изделий в год.

К 1984 г. ЗИК выпускал за год 110 млн. изделий, что составляло более 40 % общесоюзного производства фаянсовой посуды и 60 % бытовой и декоративной майолики. С конвейеров предприятия ежегодно сходило свыше 360 тыс. комплектов дешевых столовых сервизов (по 25—35 рублей за комплект), до 150 тыс. кофейных сервизов (по 15—20 руб.), десятки тысяч различных специализированных наборов посуды — для салата, фруктов, варекья, молока, сока, блинов, компотов.

Этап возникновения, становления и развития фаянсового завода — один из главнейших пёриодов жизни города Конаково. Но ЗИК свыше столетия доминировал в его хозяйственном облике, судьба большинства жителей города (прежде — села, поселка) была в той или иной степени связана с ним. И это в какой-то мере наложило определенный отпечаток на жизнь города, в том числе и на его архитектурную планировку. Так, до начала 60-х годов XX в. селитебные части Конаково занимали прибрежные территории р. Донховки, отдельные кварталы вплотную подступали к реке. В основной части города в начале 60-х годов улицы располагались в меридиональном и широтном направлениях, в соответствии с общим направлением течения Донховки, в южной же части они располагались веерообразно. В северной части, тоже на правом берегу Донховки, по проекту МОТЭП (Москва) велось капитальное строительство двух жилых микрорайонов на участках, свободных от усадебной застройки.

Общественный центр города в эти годы находился в его левобережной части, на ул. Свободы. Горсовет, почта и универмаг располагались на пересечении ул. Свободы с ул. Новопочтовой; шло строительство новых магазинов, расширялась больница, был построен новый широкоэкранный кинотеатр «Россия». На участке от больницы до ул. Радищева был выстроен ряд двухэтажных капитальных домов; к северу от больницы располагалось двухэтажное здание клуба и профилактория, территория которого граничила с лесом. По Первомайскому переулку в левобережной части города располагался рынок (0,5 га), сооруженный еще в довоенные годы. В устье Донховки, по ее левому берегу, размещался парк со стадионом. На берегу Иваньковского вдхр. имелась пристань (использовалась незначительно из-за нового строительства в северной части города).

В левобережной части города количество общественной зелени было очень незначительно: имелись лишь небольшой сад перед Горсоветом и полоса зелени по Комсомольской улице. Но этот недостаток компенсировался соприкосновением города на юге и западе к высокоствольному лесу.

В левобережной части Конакова имелось незначительное число промышленных территорий: хлебозавод, в центре города, на Набережной улице, пилорама на ул. Гоголя и бойня, занимавшая 0,25 га в лесном массиве (на продолжении Новопочтовой улицы). Вдоль южной границы города размещались питомник, скотный двор и теплицы. Правобережную часть города с юга на север пересекала железнодорожная ветка, шедшая к фаянсовому заводу, на которой размещались станция и вокзал, складские территории; в южной части города располагались промкомбинат и гипсовый цех ЗИК.

Вдоль восточной границы города, с севера на юг, размещались: территория сельхозтехники, автобаза, ветеринарная лечебница, заготлен и сырзавод. В юго-восточной части на продолжении Кооперативной улицы — дер. Клоково с птичником и питомником и т. д.

С 1961 г. наступает второй этап в развитии города, связанный с подготовкой и строительством Конаковской ГРЭС. Строительство это велось по проекту МОТЭП, в 1,5 км. к северу от города, на берегу Иваньковского водохранилища. Вместе с ГРЭС возводились и вспомогательные сооружения: автобаза, бензохранилище, вокзал, пожарное депо, склады, насосная станция; сооружались также больница, два жилых микрорайона; возводился и общественный центр (здание горсовета и др.).

В 1962 г. на правом берегу р. Донховки, у ее впадения в Волгу, на месте прежнего с. Шагарово появился первый каменный дом, положивший начало микрорайону им. Ю. А. Гагарина (ныне ул. Гагарина). Вначале он застраивался только пятиэтажными 50 домами, а с 1974 г. здесь началось первое в Конаково строительство 12-этажных домов-башен. В эти годы в город со всех концов страны приезжают строители, монтажники, энергетики. В 1964 г. сооружается мост через Донховку, на въезде в город появляется стенд: «Всесоюзная Комсомольская ударная стройка!». С этих пор быстро растет промышленность (к 1965 г. в Конаково имелись, помимо ЗИК, горпромкомбинат, сырзавод, рыбзавод, хлебокомбинат, лесхоз и типография), здесь возводятся новые жилые дома, заселяется правобережье Донховки.

 

Большой размах строительства, связанного с сооружением ГРЭС, заметно отразился на благоустройстве и развитии города. Железнодорожная ветка была перенесена примерно в 1,8 км. к востоку от существующей ветки — за дер. Клоково, а к ЗИК была проложена отдельная ветка с северо-восточной стороны. Новое, более благоприятное размещение ее позволило создать возможность для более удобного размещения новых промышленных предприятий (завод механического инструмента, 1967 г.; завод стальных конструкций, 1965 г.; завод крупнопанельного домостроения, 1976 г.) и лучшей планировки жилых кварталов города. В эти же годы сооружается и новый мост (железнодорожный) через Донховку, соединивший новую северную часть города со старой (14).

В результате успешного развития в 60—70-х годах население Конаково ускоренно растет. Так, если в 1959 г. в нем проживало 14,7 тыс. человек, то в 1967 г.— 24,4 тыс., в 1970 г.— 29,5 тыс., в 1979 г.—37,1 тыс., в 1990—42,9 тыс.

Источник: Мирзоев Е.С., Мирзоев А.Е. Конаковский район: краеведческий справочник.- Тверь, 1994


Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.