Фаянсовая фабрика с. Кузнецово

0
767
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Прошлая история города Конаково — это фактически история развития фаянсовой фабрики, сооруженной в 1809 году в дер. Домкино (Воронуха) и перенесенной в 1826 г. в сельцо Кузнецово. Если город Корчева, уездный центр, какой-либо заметной роли в экономической жизни своего уезда и Тверской губернии не играл, то сельцо Кузнецово уже с первой половины XIX века получило широкую известность благодаря разместившемуся в нем крупнейшему в России производству бытового и художественного фаянса. Поэтому судьбы сельца и фабрики тесно переплелись.

В августе 1809 года аптекарь Фридрих-Христиан Бриннер, приехавший в Россию из Богемии (Германия), купил у Тверского помещика бригадира Федора Леонтьевича Карабанова за 7 тысяч рублей в Корчевском уезде возле дер. Домкино 200 десятин леса. При этом он выговорил себе право построить на купленном участке «заведения, какого они роду не были». В договоре имелось также разрешение использовать «песок, глину, камень и все до минералов относящиеся… на дачах моих по сю сторону Волги… безденежно». «Заведением», задуманным Бриннером, явилось строительство фарфорового завода, для чего он и приобрел лес и пригласил с Гарднеровского фарфорового завода мастера Рейнера, знатока керамики.

Бриннер сумел построить маленькое, кустарное предприятие, на котором пятнадцать мастеровых на обычных гончарных кругах вытачивали посуду и обжигали ее в земляных печах. Но сразу же дела у него пошли плохо, в результате чего фабрика им практически за те же деньги 9 июня 1810 года была продана аптекарю и землевладельцу Андрею Яковлевичу Ауэрбаху и своему бывшему мастеру Ивану Рейнеру. Фортуна повернулась к новому хозяину лицом, из года в год фабрика увеличивала объемы производства. В 1816 году на фабрике было «два настоящих мастера», 26 их учеников, 14 живописцев, а на разных работах занято 56 мужчин-«черноработцев» и 18 женщин. Все построения состояли из 33 огромных деревянных корпусов «для разных мастерских с машинами, инструментами и прочим».

Перемена места нахождения фабрики Ауэрбаха была связана с наличием в договоре с Карабановым пункта, по которому по истечению двадцатилетнего срока, когда весь лес будет вырублен, Бриннер обязан был возвратить ему землю, а «всю … движимую собственность вывесть куда заблагорассудит». Срок аренды истекал в 1829 году, а новый землевладелец, сменивший Карабанова, помещик Головачев, категорически отказался продлевать прежние условия. Это и послужило причиной перевозки всего фабричного имущества, мастеровых-крепостных и вольнонаемных на новое место.

Для размещения фабрики сельцо Кузнецово было выбрано фактически случайно. В то время оно довольно часто переходило от одного владельца к другому. В 1821 году помещица Киари, очередная хозяйка сельца, поместила в «Московских ведомостях» объявление о его продаже: «… продается Корчевского уезда сельцо Кузнецово с деревнями Билавино и Скрылево, за исключением дворовых 15 душ, наличных 87 душ…» Ауэрбах искал подходящее место, которое находилось бы как можно ближе к Домкино, и в «Московских ведомостях» ему встречается это объявление. Как записано в купчей, в «Лета тысяча восемьсот двадцать шестого января в четырнадцатый день, за 6 тысяч 500 рублей государственными ассигнациями» Ауэрбах приобретает земли в сельце Кузнецове, деревнеБелавино и пустошах Волкино, Семкино, Щепино. С 1826 по 1828 год он осуществляет перевоз своей фабрики в с. Кузнецово, в котором и начинается их совместная история.

Кузнецово стало основой дальнейшего экономического развития г. Конаково. Фаянс фабрики А. Ауэрбаха пользуется огромным спросом в России и далеко за ее пределами. На всех промышленных выставках, проводимых в Санкт-Петербурге и в Москве с 1829 года, она получает только высшие награды. В 1835 году Ауэрбах награжден орденом Станислава, в 1839 году — орденом Анны, ему пожаловано дворянское звание. В 1833 году Ауэрбаху присваевается право в качестве товарного знака изображать на своих изделиях и вывесках Российский герб, что для предпринимателя означало не только высшую награду, но и являлось своеобразным эталоном качества.

Наибольшего расцвета фабрика достигла в 1840-1850-х годах, когда в ее цехах было занято до 175 наемных мастеровых и дворовых. Изделия фабрики, украшенные великолепной ручной росписью и модным в то время печатным рисунком, быстро завоевали широкое признание. В 1838 году на предприятии насчитывалось 165 рабочих. Имелось две водяные мельницы и девять конных, которые мололи глину, песок и кварц, в точильной 40 станков вытачивали посуду, имелось два горна. В 40-х годах действовало уже 8 горнов и две муфельные печи для обжига расписной посуды.

Изделия фабрики Ауэрбаха.

На первой посуде, которая производилась на фабрике, вначале писалась только фамилия ее владельца Ауэрбаха — латинскими буквами, без указания местонахождения. Но боровшийся против слепого подражания загранице и не любивший, когда изготовленным на русских фабриках и заводах изделиям придавался иностранный вид, министр внутренних дел О. Козодавлев предложил Тверскому губернатору, Ауэрбаху и другим фабрикантам «дабы они непременно полагали на свих изделиях клейма с означением российскими литерами имени фабриканта и места, в коем фабрика находится». С этого времени (примерно с 1816 г.) на изделиях фабрики ставилось клеймо: «Ауэрбах. Корчева». Наличие в с. Кузнецово крупного по тем временам промышленного предприятия приводит к неуклонному росту села. Вокруг фабричных построек поселяются стекающиеся в поисках работы со всех окрестных деревень крестьяне. Многие их сотни в свободное от полевых работ время изготовляли для фабрики бочки, ведра, ящики, доски, рубили лес на дрова, выжигали уголь и возили его на фабрику, а также вывозили готовую продукцию в Москву, Тверь, Санкт-Петербург. Проживали они в окрестных поселениях: Александровке, Андронихе, Полтеве, Скрылеве (ныне сущесвующие и несуществующие улицы города), а также в Селихове, Сучках, Дубровках.

Матвей Сидорович Кузнецов.

После реформы 1861 года дела на фабрике ухудшились, финансовые затруднения из года в год усложнялись, производство свертывалось. К концу 60-х годов, несмотря на установку парового локомобиля и других технических новшеств, на фабрике рабочих осталось всего 43, а выпуск продукции сократился до 21600 рублей в год. Не выдержав конкуренции, ее хозяева (к этому времени ими были два брата — Генрих и Герман Ауэрбахи) в 1870 году продали фабрику Матвею Сидоровичу Кузнецову, владельцу многих фарфоровых и фаянсовых предприятий России, «королю русского фарфора».

Обладая мощной материальной и финансовой базой, М.С. Кузнецов сразу же приступает к реконструкции и расширению предприятия. Уже в середине 70-х годов на фабрике сооружаются новые здания для котельной, слесарной, прессовой, устанавливаются три паровых котла. Кроме фаянса фабрика приступает к выпуску и фарфора. Ассортимент ее становится огромным. Наладилось производство статуэток, которым давались интересные названия: «Дракон-птица», «Пьяный с лакеем», «Паж с собакой», «Пьяные целуются», «Собирается купаться», «Двое подсматривают», «Надевает чулок», «Дева у бассейна», «Дева плачет» и др., а также разные «амуры», «сатиры», «фараонки», «психеи» и т.д. Одних только пепельниц в прейскуранте насчитывалось свыше трехсот наименований. Выпускаются изделия на темы народной жизни, например, статуэтки, изображающие бондарей, солдата, играющего на балалайке, крестьянок, полощущих белье.

Новые условия производства повысили требования к уровню грамотности и квалификации рабочих фабрики.

Поэтому уже в 1883 году М.С. Кузнецов открывает при фабричном поселке школу — «начальное училище М.С. Кузнецова», которое состояло из восьми классных помещений (позднее — школа №4). Обучение продолжалось 4 года и было бесплатным; число учащихся доходило до 190 человек. В основном ими были дети служащих и рабочих фабрики, а при наличии свободных мест принимались и крестьянские дети окрестных деревень.

К 1890-м годам село Кузнецово становится одним из 103-х важнейших промышленных центров России.На фабрике работало 1300 человек (1026 мужчин, 190 женщин и 84 детей). Рабочие жили в 13 восьми — и шестнадцатиквартирных фабричных флигелях и в 105 собственных домах. Помимо школы в с. Кузнецово имелись больница, в которой работали врач, два фельдшера и санитарка, почтовая контора со сберегательной кассой, молочная лавка и харчевня. При училище была открыта библиотека, в которой по вечерам велись занятия с подростками 14-15 лет, работавшими на фабрике.

С 70-х годов XIX века в пределах с. Кузнецово беспорядочно начала застраиваться Старая Слобода — сейчас это 1-я Набережная улица, в 90-х годах — Новая Слобода (ныне ул. Свободы). Слобода — фабричное село, где жители мало занимаются земледелием, поскольку Кузнецов давал рабочим фабрики под постройку очень малые наделы. Поэтому дома в начале ул. Свободы и 1-й Набережной и в настоящие дни стоят так тесно. Плотная застройка села предполагает опасность распространения пожара. Именно по этой причине сгорает Старая Слобода, жилье для рабочих на которой было возведено заново. В селе строятся многоквартирные дома, т.н. «грунты». Некоторые из них сохранились до наших дней на ул. 1-я Набережная. Всего в черте владений «Товарищества М.С. Кузнецова» к 1896 году проживало 2820 человек, в селе функционируют две церкви: деревянная для православных и каменная для старообрядцев, которую на свои средства возвел хозяин фабрики (М.С. Кузнецов был старообрядцем).

В Кузнецове получает развитие культурная жизнь. В 1908 году при фабрике (называлась она «Тверская фабрика») создается «Кружок любителей драматического исскуства», который положил начало на долгие годы Народному театру. Руководил им в то далекое время главный бухгалтер фабрикиНиколай Иванович Тулупов. Представления кружком давались 1-2 раза в месяц. Перед спектаклем, в антрактах и после окончания в фойе устраивались танцы под духовой оркестр, который для этого специально приглашали из Корчевы. В 1912 году в Кузнецове открывается «Электротеатр Кинематограф» на 350 мест. Это здание сохранилось до наших дней — оно известно конаковцам как «спортивно-технический клуб ДОСААФ». Кладка стен здания выполнена из безобжигового кирпича, который изготовлялся из остатков бетонной меси, оставшихся при сооружении корпусов фабричных сооружений. Строил это здание известный московский инженер и архитектор Николай Александрович Погураев. Он же в 1910-1912 году руководил возведением новых корпусов фабрики, какими мы видим их сегодня.

Так выглядел мост через Донховку от нынешнего Управления соц. защиты населения на улицу Ворохова.

1913 год — год наивысшего уровня развития Кузнецовской фабрики. Здесь работало уже до 2 тысяч рабочих и служащих; выпуск фарфоровой, фаянсовой посуды и майолики достиг 7 млн. изделий. Как отмечал в 1912 году Петр Кузьмич Ваулин, один из крупнейших специалистов-керамиков, «…фирма эта вырабатывает очень хороший фабрикат, по качеству не уступающий немецкому и в художественной части … может удовлетворить самый изысканный вкус…» С 1872 года и до февральской революции продукция кузнецовской фабрики маркировалась Государственным гербом России, само предприятие носило титул «Поставщик двора Его Императорского Величества».

К 1918 году в селе Кузнецово имелись три большие улицы: Старая Слобода, Новая Слобода,Александровка, а также несколько маленьких улиц – Лиговка, Старая Базарная площадь,Барышников тупик. Река Донховка в то время была неширокой, на ней располагался остров Соловьиный и сад у бывших хозяйских домов, находившихся напротив фабрики. В селении имелись три лавки, две булочные, четыре сапожных, две швейные мастерские и фотография Михаила Шевокова. На фабрике работало 1,5 тысячи человек. Центром культурной и политической жизни села стал рабочий клуб, размещавшийся в кинематографе.

С 1905 года в сосновом бору на берегу Волги проводились нелегальные маевки рабочих фарфоро-фаянсовой фабрики, а в 1917 г. на площади, в месте, где сейчас находится маг. «Светлана» по ул. Свободы, прошла первая легальная первомайская демонстрация.

Декретом Совета народных комиссаров от 28 июня 1918 года Кузнецовская фабрика перешла государтву и получила наименование «Государственная фарфоро-фаянсовая фабрика». Первым ее директором стал Н.И. Тулупов. В том году на ней работало 1297 человек, выпускалась хозяйственная посуда, кроме того — изоляторы, предметы ухода за ранеными. Уровень 1913 года она достигает лишь в 1928 году. 8 сентября 1923 г. ей присваивается имя М.И. Калинина. К 1926 году в селе Кузнецово проживало 4 тысячи человек. До 30 мая 1922 года Кузнецово входило в состав Селиховской волости Корчевского уезда. Затем все волости уезда были переданы в кимрский округ. В 1929 году был объявлен конкурс на переименование поселка. В результате конкурса было выбрано предложение работницы фабрики Марии Викуловны Илютиной: назвать поселок в честь революционера П.П. Конакова. 26 февраля 1930 года УИК СССР постановил: «Рабочий поселок Кузнецово и Кузнецовский район Кимрского округа Московской области переименовать: первый – в рабочий поселок Конаково, а второй – в район Конаковский».

Активисты фаянсового завода с юными музыкантами. 5-я годовщина Октябрьской революции. Ноябрь 1922 г.

Порфирий Петрович Конаков детство провел в селе Кузнецово и начал трудовую деятельность на фаянсовой фабрике. За вольнодумство его принудили уволиться. Переехав в Ригу, работает на местной фарфоро-фаянсовой фабрике, приобщается к революционному движению и становится профессиональным революционером. В 1906 году он оказался одним из руководителей Кронштадтского восстания матросов. После подавления восстания по приговору военно-полевого суда 7 августа вместе со своими товарищами был расстрелян. Памятник Порфирию Конакову с 1983 года находится на Привокзальной площади города. Автор — московский скульптор А.С. Алахвердянц.

В 1937 году поселок Постановлением ЦИК СССР от 2 марта 1937 года был переименован в город, так как г. Корчева, центр Корчевского уезда, попадал в зону затопления Иваньковского водохранилища. Переселение основной части жителей Корчевы в Конаково увеличило число жителей в нем с 4,5 тысяч до 10 тысяч человек.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.